Школьный психолог лишь посоветовала нам собирать осенние листья

История девочки, пережившей булимию

Днепр – Поиски жилья и работы, трудности адаптации, отсутствие поддержки окружающих и соцслужб… Переселенка из Донбасса Любовь, осевшая с дочкой и мамой на Днепропетровщине, столкнулась с целым рядом затруднений, из которых долгие месяцы не могла найти выход. Самой сложной проблемой стало психическое расстройство у дочери, которой было очень трудно привыкнуть к новому месту. Девочка пережила булимию – нервно-психическое заболевание, проявляющееся в чрезмерной сосредоточенности на еде, калориях, весе. Она перестала принимать пищу, сильно похудела и потеряла интерес к жизни. Месяцами мама искала помощи и не находила…. Сейчас, когда часть трудностей позади, своей историей женщина-переселенка поделилась с Радио Свобода.

13-летняя Валя (представим ее так) и ее мама Любовь хорошо помнят день, разделивший их жизнь на «до» и «после». В июле 2014 года в родном городе прозвучал первый взрыв. Любовь, как и многие земляки, сразу собрала вещи и документы. Два раза она с дочкой и мамой покидали город и два раза возвращались. Третий раз стал последним: поняли, что война быстро не закончится.

Маленькая семья из трех женщин осела в небольшом городке на Днепропетровщине, в двух часах езды от областного центра. Любовь полгода искала работу. Другого жилья, кроме общежития, позволить себе не могли. Студенческая «общага»: железные кровати, разбитый умывальник, общий душ… Когда ее дочь увидела эти «апартаменты», она заплакала.

«Со мной не хотели общаться, потому что я странная, из города, где война»

Это был большой стресс. Мне самой было стыдно, что я привела ребенка жить в такие условия

«Это был большой стресс. Мне самой было стыдно, что я привела ребенка жить в такие условия. Но на тот момент у меня другого не было. И нам еще повезло – наша семья была в одна комнате», – говорит мама.

Каждую ночь женщина слышала плач дочери. Днем она тоже плакала, жаловалась, что в новой школе не может найти друзей. Девочка стала замкнутой, началась депрессия.

Рисунок девочки
Рисунок девочки

Сейчас уже сама Валентина рассказывает об этом серьезно и спокойно.

Со мной сначала не хотели общаться, потому что я странная, что я из другого города, где идут военные действия

«Я очень плакала, я не могла поверить, что буду жить здесь. Это отличалось от моей жизни в родном городе. Моя депрессия длилась два или даже три года. Со мной сначала не хотели общаться, потому что я странная, что я из другого города, где идут военные действия…», – рассказала Радио Свобода девочка-подросток.

«Ваша история неинтересная…»

Мама девочки говорит: сразу почувствовала неладное, но, как оказалось, в городе нет ни одного государственного психолога. Обратились к школьному – та предложила «помощь»: собирать осенние листья. А через время дочка неожиданно заявила: мол, хочет сильно похудеть. Кто-то обозвал ее в школе «жирной» и началось… Сначала она перешла на соки, потом отказалась вообще принимать пищу, пила только воду. Уговоры и слезы мамы не действовали. За три недели Валя похудела на 15 килограммов, стала бледной, потухшей. Темными цветами девочка рисовала тощих людей. Врачи в поликлинике отказались помочь, посоветовали обратиться к психиатру, но единственный государственный психиатр в городе оказался в отпуске. Позже девочку положили в стационар, но уже через пару дней мама заметила странность: дочь стала неестественно улыбаться, а на 4-й день у нее отказала нога…

Любовь рассказывает: забрав дочь из больницы, была в отчаянии. Как и во время выстрелов, не знала где искать помощи.

Любовь, переселенка с Донбасса
Любовь, переселенка с Донбасса
Мне сказали: вот если бы вы избивали ребенка, были «алкашкой», это было бы интересно, а так, ваша история неинтересная

«Я пришла к школьному психологу. Говорю: «Что мне делать?». Она дала мне молитвы, посоветовала съездить в Киево-Печерскую лавру, покрестить дочь. Мой ребенок атеист, вообще не верит в Бога… Я уже не знала, что делать. Брат мне советовал надавать ей по заднице и заставить поесть. Но я понимала, что это болезнь. От меня отказались все. Никто не мог дать мне рационального совета. Я обращалась на телевидение, была готова рассказать, лишь бы моему ребенку помогли. Но мне сказали: вот если бы вы избивали ребенка, были «алкашкой», это было бы интересно, а так, ваша история неинтересная», – говорит мама.

Любовь просила совета в соцсетях. Безрезультатно. Тогда возникло желание: наказать врачей за равнодушие. Обратилась к правозащитникам, а те подсказали общественную организацию, которая оказывает бесплатную психотерапевтическую помощь. Через несколько недель на лице ребенка появились первые улыбки, рисунки стали другими.

«Она начала по-другому рисовать. Это стали краски, цвета…», – рассказывает мама.

Случай показательный, но неединичный

Руководитель общественной организации «Форпост» Елена Подолян отмечает: война и «переселенческие» проблемы – важные факторы в этой истории, но не единственные. На лицо – отсутствие связей между специалистами, масштабы нехватки самих специалистов на местах. Эта семья, долгое время находившаяся на грани выживания, могла рассчитывать лишь на поддержку общественных организаций.

Елена Подолян
Елена Подолян
Все их визиты в течение полутора лет обрастали формальностями. Многократно девочку осматривали, делали записи в журналах учета, но реальной помощи не предоставляли

«В ответ на угрозу жизни и необходимость спасаться самостоятельно может случиться что угодно, все зависит от нашего личностного бекграунда, жизненного опыта. Однако своевременность, полнота и качество предоставленной помощи принимающего сообщества зачастую играют решающую роль в адаптации людей, подвергшихся подобным угрозам. Когда возникают первые сложности, люди, переселенцы и не только, часто не имеют доступа к своевременной квалифицированной психологической или психиатрической помощи. Ведь мама с дочерью обращалась к специалистам, но им не были предоставлены правильные контакты, все их визиты в течение полутора лет обрастали формальностями. Многократно девочку осматривали, делали записи в журналах учета, но реальной помощи не предоставляли. Лишь когда ситуация стала критической, маме была дана рекомендация самостоятельно привезти дочь в областную психиатрическую больницу… К сожалению, это распространенная ситуация, тем более – в городах, удаленных от Днепра», – сказала руководитель центра психического здоровья и травмотерапии.

Сейчас Любовь с Валей постепенно возвращаются к нормальной жизни. Девочка ходит в школу, а недавно озвучила свою мечту – стать художником.

Оригінал статті – https://www.radiosvoboda.org/a/donbass-realii-pereselentsi-bulimiia/29502782.html?fbclid=IwAR36VhPk7xtfc9pQHOZOeVMEfI3pITggfE10RgOKkyBV_iYCs4SLmhz_6e4

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*